Воскресенье, 16.05.2021, 05:28
 | Группа "Гости" | RSS
Вы вошли как Гость

+7 922 722 00 12
E-mail: cat-boat@mail.ru
Skype: capcatboat



 

Каталог статей

Главная » Статьи » Публикация книг » Публикация книги "ВВЕДЕНИЕ В ЯХТИНГ"

Глава 11. Причем тут парусный спорт?
           
      Продолжаем публикацию книги "ВВЕДЕНИЕ В ЯХТИНГ" (Для тех кому за тридцать), изданную А. Киричук и В. Лабусовым в 2005 году. Александр Киричук любезно разрешил публикацию своей книги. 
Подробности на его сайте.

      
      Этот вопрос полностью справедлив, поскольку хождение под парусами в свое удовольствие само по себе полностью оправдывает существование яхтинга. Но человек существо, подверженное страстям.
      Представьте себя в море на яхте, безмятежно и никуда не спеша несущей вас, куда душа пожелает. И вдруг, нарушая эту идиллию, из-за горизонта появляется какая-то яхта, идущая тем же курсом, что и ваша. Постепенно она начинает приближаться, довольно быстро оказывается рядом настолько, что видны улыбающиеся лица ее пассажиров. Они машут вам руками на прощанье, поскольку эта яхта довольно резво проходит мимо вас. И вот, она уже за горизонтом. Но вам почему-то не хочется улыбаться. Рукой им в ответ, как воспитанный человек вы, допустим, еще помашете, но пристально посмотрите на капитана вашей яхты и, возможно, все-таки спросите у него: "Эта яхта такая же, как у нас?". Теперь представьте себе, что в ответ вы услышите: "Да, точно такая, только года на два старше". Если вы тут же не зададите капитану вопрос, почему эта яхта прошла мимо вашей, как мимо стоячей - можете не читать эту длинную главу совсем, она написана не для вас.
           Если вы все-таки задали этот вопрос, то в ответ можете услышать: "А куда нам спешить?". Возможно, в этот момент такой ответ вас устроит. Но вот еще одна яхта прошла мимо, и еще... Кто же такое безобразие вытерпит? Вот-вот. Все дело в азарте. Как только вы увидите обгоняющую вас яхту, вы сразу же потребуете от капитана что-то предпринять, чтобы не пропустить "этих самоуверенных типов" вперед. Ситуацию можно накалить, предположив, что вы идете в ближайшую марину, где всего одно свободное место для ночевки. И тогда не так уже важно, одинаковая это яхта или нет - важно финишировать первым. Вот, приблизительно таким образом родился парусный спорт. Впрочем, и водномоторный спорт тоже.
           Первыми яхтами владели аристократы, привыкшие быть первыми везде и всегда. Выложив порядочную сумму за яхту, они жаждали убедиться, что теперь у них самое быстроходное судно в стране или городе, или хотя бы просто быстрее, чем у соседа. Поскольку для выяснения отношений между джентльменами были приняты поединки, то эта практика была перенесена и на море. Владельцы яхт бросали друг другу вызов и бились об заклад, чья яхта лучше. Лучше всегда означало - быстрее. Ставки были немалыми.
             Сохранилось описание одного такого поединка. Дело было в Каусе, в 1826 году. Некий мистер Джозеф Велд вызвал маркиза Англси на гонки со ставкой 500 фунтов. У маркиза на хозяйстве было две яхты - "Жемчужина" и "Свобода". У его соперника столько же - "Стрела" и "Джулия". Договорились, что "Стрела" будет соревноваться с "Жемчужиной", а "Свобода" с "Джулией". Принимая вызов, маркиз Англси пообещал, что "Если "Жемчужина" проиграет, то он сожжет ее сразу же после гонки". Но "Жемчужина" не подвела, а вот меньшая "Свобода" уступила сопернику. Так что раскошеливаться никому не пришлось.
           На южном побережье Англии в живописной бухте города Каус, где базировалась "Королевская яхтенная эскадра", часто проходили подобные соревнования яхт. В 1834 году наследник престола Уильям IV учредил призовой кубок для победителей регат, а король Георг IV стал членом "Королевской яхтенной эскадры". С тех пор яхтинг - королевский вид спорта. В 1837 году королевой Англии стала Виктория, большая любительница яхтинга. За 64 года правления королева постаралась превратить английский яхтинг (Виктория была немка) из развлечения праздных пьяниц и обжор в спорт. Забавно, но факт, что она приказала придворным ювелирам изготавливать призовые кубки без дна, чтобы из них нельзя было "пить за победу". Ей же принадлежит идея первых международных соревнований. Виктория учредила в 1851 году "Кубок королевы Виктории" для победителей гонок в Каусе по королевской дистанции (вокруг острова Уайт). 
              Никто тогда не мог подумать, что здесь, в этот момент в Каусе будет открыта первая страница драматической истории борьбы за лидерство в мировом яхтинге, длящейся до сих пор. Поскольку "Кубок Америки" считается вершиной парусного Олимпа, не поленимся заглянуть в его историю - на полтора века назад. Начиналось все спокойно, не предвещая бурных событий. Первая международная регата на "Кубок 100 гиней", приуроченная к проведению Всемирной промышленной выставки в Лондоне, должна была состояться в августе 1851 года. Дистанция была определена, как обычно, вокруг острова Уайт. Разослали приглашения за границу. Вот тут завязывается интрига.
           Амбициозные янки решили показать англичанам "кто есть кто" в самый разгар помпезного празднования мощи Британской империи (такова была настоящая цель выставки в Лондоне). До старта регаты оставалось всего девять месяцев. Созданный для финансирования американского участия Нью-Йоркский синдикат оказался в затруднительном положении. Первоначальная идея отправить на регату лоцманскую шхуну "Мэри Тэйлор" была торпедирована ее создателем, яхтенным дизайнером Джорджем Стирсом. Он заявил, что за оставшееся время (оставалось четыре-пять месяцев, ведь кроме строительства и подготовки экипажа, яхте необходимо было еще пересечь своим ходом океан) можно построить новую яхту, которой не будет равных в мире по скорости.
       За это трудное и ответственное дело бралась верфь Брауна. Уверенность ее владельца в своем предприятии была настолько велика, что он даже дал обязательство нести все расходы по созданию яхты и принять их на свой счет в случае поражения. Об этом он написал в письме уполномоченному синдиката 15 ноября 1850 года. Уже 3 мая следующего года шхуна "Америка" была спущена на воду. Не все было благополучно. При испытаниях новая шхуна уступила в скорости необычайно быстроходному швертботу "Мэри" (максимальная скорость 17 узлов), правда обогнала всех остальных. Однако пересечь океан "Мэри" не могла (поскольку была швертботом). Поэтому, синдикат принял "Америку", снизив ее контрактную стоимость с 30 до 20 тысяч долларов.
         20 июня 1851 года шхуна "Америка" с экипажем в 13 человек под командованием капитана Дика Брауна (морской офицер, до этого командовавший быстроходной "Мэри") вышла из Нью- Йорка в направлении Европы. На карту было поставлено многое. Американцы придавали огромное значение этой гонке. Посол США во Франции требовал отменить участие в регате, если нет уверенности в успехе. Англичане же относились к происходящему снисходительно вежливо. Им и в голову не могло прийти, что какая-то яхта сможет всерьез конкурировать с прославленными яхтами Королевской флотилии. Тем временем группа представителей синдиката во главе с Джоном Стивенсом уже были в Париже, где занимались закупкой изысканных напитков и деликатесов, готовясь к приему именитых гостей на борту "Америки". Стивенс был уверен в победе американской шхуны, но блефовал и пытался ввести англичан в заблуждение относительно ее реальных возможностей. Вероятно, он уже предвкушал наживу от выигрыша в тотализаторе. Игра шла по-крупному.




           Что представляла собой шхуна "Америка", воплотившая в себе все достижения яхтинга Нового Света? Максимальная длина (с бушпритом) 38,25 метра, длина по ватерлинии - 28,5, ширина максимальная - 6,86, осадка - 3,35, водоизмещение - 170,5 тонн. Высота грот-мачты достигала 24,69, а фок-мачты - 24,23 метра. Набор корпуса был выполнен из дерева пяти сортов и подкреплен стальным крепежом. Корпус был обшит дубовой доской (толщина - 76 мм), а палуба - сосновой доской (толщина - 64 мм). Подводная часть корпуса была защищена от обрастания медными листами, надводная окрашена в белый цвет. Две необычно наклоненные в корму мачты почти одинаковой длины несли парусное вооружение гафельной шхуны с тремя передними парусами (площадь основных парусов - 489 квадратных метров). Внутренние помещения шхуны были отделаны по тем временам с претензией на роскошь. Два гальюна и камбуз примыкали к большой каюте с койками на 15 человек. Роскошная кормовая каюта была оборудована ванной и большим гардеробом. Переборки кают были облицованы панелями из ореха. Обивка и драпировка салона изготовлена из зеленого шелка. Шестеро матросов размещались в тесном носовом кубрике (шесть квадратных метров), но и там все было устроено функционально и удобно.
         В отличие от английских яхт того времени, вооруженных льняными парусами с большим "пузом", шхуна "Америка"  несла плоские паруса из хлопка. Обводы ее корпуса также имели новаторский дизайн.



  11 июля 1851 года "Америка" прибыла в Гавр, показав среднюю скорость на переходе 12 узлов. Экипаж был восхищен ее скоростными и мореходными качествами. Французский порт был выбран не случайно - с целью укрыться от любопытства англичан. Днище шхуны почистили и загрузили закупленную провизию. Припасов хватило бы на несколько месяцев. В результате осадка оказалась на 10 сантиметров выше ватерлинии. Кое-что везли с собой контрабандой. Жена командора Стивенса Мария надежно спрятала в тайнике 24 бутылки мадеры, выдержанной свыше 50 лет. Это вино из подвалов Филадельфии предназначалось на случай королевского визита. Спустя 20 дней "Америка" во всеоружии была готова отправиться в Каус. Осторожные британцы выслали свою разведку вперед. Одна из новейших британских яхт "Лаверок" вышла навстречу "Америке"и любезно предложила провести ее к месту стоянки, до которого оставалось всего шесть миль. И тут американцы не выдержали. Поставив все паруса, они пришли раньше "Лаверока" с отрывом на четверть мили. Англичане были шокированы. Попытка Стивенса скрыть ходовые качества своей шхуны не удалась.



           Правила яхтенного этикета предусматривают получасовую паузу для уборки палубы после постановки на якорь. Только после этого воспитанные гости могут прибыть с визитом. Однако любопытство победило, и все руководство "Королевской яхтенной эскадры" в полном составе с семьями было на борту "Америки" уже через 20 минут. Маркизу Англси исполнилось к тому времени 82 года. Одноногий старик не поленился лично обследовать яхту и убедиться, что никаких "дьявольских приспособлений" вроде паровой машины на шхуне нет. После этого он изрек: "Эта яхта действительно безупречна, выходит, мы все ошибаемся!". Надо отдать должное британцам. Они по достоинству оценили пропорции "Америки", новшества ее оснастки, выправку экипажа, да и саму смелость затеянного янки предприятия.
 
            Сразу по прибытии в Каус, не дожидаясь начала гонки на "Кубок 100 гиней", Стивенс бросил вызов на предварительный поединок, но никто не торопился его принять. Ни одна яхта не откликнулась на разосланные им письма. Тогда американец повторил свой вызов, опубликовав статью в газете, намекая в ней на трусость соперников. Предложив пари на непомерно высокую сумму в десять тысяч гиней, он посчитал, что это вскружит голову англичанам, и они примут его вызов. Но Стивенс плохо знал своих заокеанских "родичей". Формально "Америка" еще даже не была заявлена на старт регаты. Давно известно: если английские джентльмены не могут выиграть по правилам, они их меняют. Сославшись на английский обычай, по которому любая яхта, стартующая в гонке, должна принадлежать только одному владельцу (синдикат, владеющий "Америкой" состоял из семи человек), они вначале попросту отказали американцам в праве стартовать в регате. Какое редкое коварство! Однако, критическая статья в газете "Таймс" вынудила лордов принять вызов и защищать честь британского парусного спорта. 
           В конце концов, 22 августа 1851 года состоялся старт 53-мильной гонки по традиционной королевской дистанции вокруг острова Уайт. Подогретая прессой и личным присутствием королевы Виктории публика с нетерпением ожидала развязки, курсируя вдоль дистанции на многочисленных яхтах и лодках. Королева наблюдала за происходящим с борта паровой яхты "Виктория и Альберт". Гоночная комиссия собралась на борту судейского парохода. Там же находился американский посол.
           Победителя определяла единственная гонка. В соревновании принимали участие 18 шхун и тендеров разных размеров (от 47 до 393 тонн водоизмещения). В ту пору яхты стартовали с якорей. В 10.00 грянул выстрел из пушки, расположенной на здании клуба. "Америка" стартовала позже всех, но уже через 15 минут впереди нее оставалось только три яхты. С целью избежать неожиданностей в малоизвестной акватории, консул США в Саутгемптоне пригласил на помощь соотечественникам самого лучшего лоцмана, которого можно было только нанять за деньги. Лоцман Андервуд справился со своей задачей блестяще. "Америка" сокращала дистанцию, уверенно проходя между мелями у берега, в то время как ее соперники шли мористее. Попытка яхты "Эрроу" пройти вслед за ней завершилась посадкой на мель. Знаменитая яхта "Аларм" сошла с дистанции, чтобы оказать помощь "Эрроу". У яхты "Волант" сломался бушприт. Еще две яхты столкнулись между собой. Короче говоря, в этот день Стивенсу везло во всем. Гонка подходила к концу, когда "Америка" поравнялась с королевской яхтой. Встревоженная ходом событий Виктория обратилась к вахтенному офицеру с вопросом:
-    Вы видите яхты, лейтенант?
-    Так точно, Ваше Величество.
-    Которая идет первой?
-    "Америка".
-    А которая второй?
Ответ вахтенного офицера вошел в историю:
-    "Ваше Величество, второй нет".
      
          В 20.37 выстрелом из пушки флагманского корабля был зафиксирован финиш первой яхты. Шхуна "Америка" выиграла "Кубок 100гиней". Но это было не так просто, как может показаться. Пришедшая второй небольшая (47 тонн) "Аврора" отстала всего на восемнадцать минут. Если бы правила соревнований учитывали разницу в размерах, англичане не потеряли бы приз.
        
           Кубок представлял собой художественно выполненный серебряный сосуд высотой 68 см и весом 3.68 кг (132 унции). Придворный ювелир Роберт Гаррард изготовил его в 1848 году, а маркиз Англси купил и предоставил для награды победителю. Диаметр кубка 19.3 см в основании и его окружность 91 см в самом широком месте. В 1851 году его стоимость составляла 500 долларов. Первоначально приз назывался "Кубок 100 гиней".

         Стивенс и его синдикат пожинали плоды победы. Королева Виктория с супругом-герцогом посетили "Америку". Это была огромная честь. Болельщики в штатах ликовали. Потеряв кубок, англичане захотели приобрести "Америку" любой ценой. Джон Стивенс долго не думал и выгодно продал шхуну в тот же день (чистая прибыль составила 30% на капитал, который использовался всего три месяца). Новый владелец - лорд де Блакиер получил вместе с "Америкой" сюрприз. В суматохе Стивенс совсем забыл о припрятанной для королевы мадере и вспомнил о тайнике, только вернувшись в США. Надо отдать ему должное, он сразу же сообщил об этом Джорджу Блакиеру, который был занят тем, что укорачивал мачты на "Америке" на полтора метра и подкреплял их цепями, что свидетельствует о недоверии лорда к заокеанским строителям.
       
          Дальнейшая судьба шхуны складывалась не просто. Несколько раз она перепродавалась разными владельцами. Известно, что ее использовали мятежники-южане для прорыва блокады северян. Но в 1870 году "Америка" вновь вышла на старт гонки за кубок (теперь уже носивший ее имя) и заняла почетное четвертое место. После этого ее купил американский генерал Б.Бат- лер и вплоть до начала ХХ века участвовал на ней в гонках. После его смерти группа патриотов приобрела "Америку" и подарила ее Морской академии в Аннаполисе. Прослужив людям почти 100 лет, шхуна была демонтирована в 1946 году. 
           Но еще в 1852 году копию "Америки'" построили шведы. Под названием "Свериге'' она участвовала в очередной гонке в Каусе. В 1967году оружейная компания "Шеффер Браунинг'' также построила (в рекламных целях) точную копию "Америки', правда со вспомогательными двигателями. Эта шхуна принимала участие в гонках "Операция Парус-74', где заняла первое место в группе "крупные яхты".


  
          Оказавшись в руках американцев, "Кубок 100 гиней" чуть было не превратился в памятные медали для членов синдиката. Но, к счастью, эта идея не была реализована. В июле 1857 года Кубок был передан в дар "Нью-Йоркскому яхт-клубу" на следующих условиях: "Любой яхт-клуб любой страны вправе во всякое время потребовать через одного из своих членов провести гонку на данный приз на любой яхте или другом парусном судне. Это судно должно иметь водоизмещение не менее 30 и не свыше 300 тонн... Приз должен оставаться во владении клуба, а не его членов или владельцев яхты, которая победит в состязании. Не могут быть изменены условия его присуждения в качестве переходящего приза, за который в соответствии с приведенными выше условиями будут бороться яхт-клубы всех стран. Благодаря этому приз будет знаменовать собою постоянный призыв к дружественному международному соревнованию".
             С тех пор "Кубок Америки" (так теперь назывался приз) на протяжении 132 лет хранился в Зале Трофеев "Нью-Йоркского яхт-клуба" в Манхэттене. Лучшие яхты этого клуба неоднократно защищали право США владеть этим престижным призом.
             Однако первые 12 лет существования "Кубка Америки" прошли без поединков. И у англичан, и у американцев были другие заботы. Первые занимались восстанием сипаев в Индии, а вторые гражданской войной у себя дома. Но в 1868 году первый вызов поступил. Конечно от англичан. Удивительно, но "бросил перчатку" не чистокровный британский лорд, как следовало ожидать, а изобретатель вагонных тележек из Манчестера. Мистер Эшбери вел свои дела с Россией - строил железные дороги в Прибалтике. Быстро нажитый капитал железнодорожного магната не давал ему прочного положения в английском обществе и Эшбери, обладавший большой фантазией, решил таким способом пробить себе путь в "Королевскую яхтенную эскадру", куда его не принимали, несмотря на то, что он был уже членом 12 других яхт-клубов и даже командором "Королевского яхт-клуба" в Гарвиче.
                   Денег у него было много, но он имел дело с такими американскими парнями, как Корнели- ус Вандербильд и Джон Пирпонт Морган. Именно эти яхтсмены-мультимиллионеры руководили "Нью-Йоркским яхт-клубом". Они навязали претенденту такие условия, при которых выиграть было практически невозможно. Дистанция была обычной для "Нью-Йоркского яхт-клуба", но поединка не получалось - допускались все желающие. В борьбе за "Кубок Америки" преимущество всегда на стороне его хозяев, так как гонка стартует в стране нахождения Кубка, а дома, как говорится, и стены помогают. Насчет стен мы не знаем, а вот судьи в США занимали вполне определенную позицию.
                 В результате шхуна "Камбрия", построенная для Эшбери в Каусе, пришла к финишу в 1870 году десятой из 18 стартовавших яхт. Победила шхуна "Мэджик". Но мистер Эшбери на этом не успокоился. Он построил довольно большую (268 тонн) и очень похожую на американские шхуну "Ливония" - так он назвал ее в честь удачных сделок в Риге. Наученный предыдущим опытом он настоял на поединке из серии гонок. Победитель определялся по наибольшему количеству первых мест в отдельных гонках. Уже через год англичанин пытался взять реванш.
                16 октября 1871 года состоялся старт гонки № 1. Вначале коварные хозяева Кубка против "Ливонии" с ее 1685 квадратными метрами парусов (у "Америки" было в четыре раза меньше) выставили швертбот "Колумбия", который при слабом ветре не оставлял шансов на победу килевой яхте, каковой была "Ливония". Гонку № 2 выиграла также "Колумбия", но формальный предлог позволил Эшбери подать протест и оспаривать результат гонки. Тем временем, капитан "Колумбии", а это был все тот же Нельсон Комсток, который командовал "Америкой" в ее звездный час в Каусе, праздновал победу. Зная обычную волокиту заседаний гоночной комиссии по рассмотрению протеста, Комсток не ожидал старта гонки № 3 на следующее утро. Он с друзьями устроил попойку. Никто себя не жалел и к утру капитан и его экипаж, как говорят моряки: "нагрузились выше ватерлинии".
              Но судьи решили не ломать долго голову над протестом настырного англичанина и отклонили его. И в наши дни многие судьи ведут себя точно таким же образом, так что ситуация знакомая. Как бы там ни было, поутру был объявлен старт очередной гонки. Какой тут поднялся переполох! Пьяного капитана заменил его брат Эндрю Комсток, срочно собирали матросов с других яхт. Кончилось гонка № 3 проигрышем "Колумбии" с поломкой руля. Был момент, когда она чуть не легла парусами на воду, экипаж приготовился прыгать в воду. "Ливония" опередила соперника почти на 20 минут.
             Американцы произвели замену яхты, и следующие две гонки на старт выходила шхуна "Са- фо". Она их и выиграла. Дальше события развивались не очень спортивно и уж совсем не по джентльменски. Американцы посчитали, что 4:1 означает явную победу и поэтому проводить еще две оставшиеся гонки нет смысла. У мистера Эшбери была другая арифметика. Он вышел на старт еще дважды в гордом одиночестве и зачислил в свой актив эти две "победы". Туда же он приплюсовал спорную гонку, так как отвергал решение судей по своему протесту. Понятно, что требование передать ему приз на этом основании было отклонено. Разгорелся скандал. Эшбери обвинил хозяев в "нечестном и неспортивном" проведении гонок. "Нью-Йоркский яхт-клуб" парировал все обвинения. Эшбери написал брошюру, которая наделала много шума в Англии и подорвала доверие к американским яхтсменам. Последующие 14 лет англичане бойкотировали "Кубок Америки".
             Здесь уместно вспомнить, кто руководил парусным спортом в Нью-Йорке. Современник описываемых событий и автор замечательной книги "История Кубка Америки" Томас Лоусон (издана в 1902 году) так характеризует эту публику: "Американская "подпольная аристократия" состоит из людей, которые не признают иного права, кроме силы, ставят себя выше Бога, знаменем им служит хитрость, а девизом - "Пролезай!". Неспособные активно участвовать в спортивной жизни, поскольку не умели оценить истинные достоинства спорта, они стали овладевать ассоциациями, руководящими спортивной жизнью, и привели к тому, что в спорте едва возможно стало отличить видимость от действительности...".
          Когда Лоусон писал свою книгу, он был одним из финансистов Рокфеллера, и его личное состояние оценивалось в 50 миллионов долларов. Через 23 года он умер практически нищим, у него не было даже автомобиля. Свой престиж члены "Нью-Йоркского яхт-клуба" защищают не только на гоночной дистанции.
           В период бойкота американцам удалось привлечь к участию в состязаниях за "Кубок Америки" доверчивых канадцев. В 1876 году джентльмены из "Королевского яхт-клуба" Торонто совершили первую попытку выиграть у американцев. Яхтсмены с Великих озер вздумали тягаться с парнями из "Нью-Йоркского яхт-клуба". Их шхуна "Каунтис оф Дафрин" пришла своим ходом с Озера Онтарио по реке Святого Лаврентия, а затем морем вдоль берегов Новой Шотландии. Эта регата примечательна тем, что в ней последний раз стартовали шхуны. Нью-Йоркская "Мадлен" без труда опередила соперницу, и даже участвовавшая вне конкурса 25-летняя "Америка" "оставила претендентку позади. Пять лет спустя еще один канадский яхт-клуб из Белвилла повторил попытку. Их шлюп "Атланта" вначале двигался по внутреннему каналу Эри, а потом его в Нью-Йорк на телеге тащили мулы.
        Американцы для поддержания престижа шли на большие траты, будучи вынуждены проводить отборочные соревнования среди кандидатов в защитники "Кубка Америки'' от посягательств зарубежных претендентов. Тендер "Мисчиф" без труда победил канадцев в двух гонках. С тех пор Канада в борьбу за "Кубок Америки" не вступала.
              Американцы прекрасно понимали, что без англичан "Кубок Америки" не может считаться престижным. Поэтому они пошли на изменение правил в сторону прозрачности. Мало того, они допустили к правлению "Нью-Йоркским яхт-клубом клубом" настоящего джентльмена с не подмоченной репутацией. Командор Джеймс Гордон Беннет полностью соответствовал понятию "человек чести", и англичане не замедлили восстановить отношения. Сразу два яхт-клуба ("Королевская яхтенная эскадра" и "Королевский северный яхт-клуб") подали заявки в 1885 году. В этом же году состоялся поединок между английской "Джинестрой" и американской "Пюритэн". В следующем, 1886 году состязались "Галатея" и "Мэйфлауэр". Причем британской "Галатеей" лично управлял ее владелец, лейтенант Генн, что было великой редкостью в то время. Несмотря на честное судейство, победили американцы. "Королевский яхт-клуб Клайда" (Шотландия) попытался отвоевать Кубок, построив для этого в обстановке глубокой секретности яхту "Тисл" с принципиально новыми обводами. Однако яхта с традиционными обводами "Валантир" отразила атаку шотландцев в 1886 году.
 

               Честность судейства под руководством Командора Беннета не оставалась незамеченной. Одноклубники обвинили его в том, что его принципиальность приносит им излишние расходы, поскольку отборочные соревнования влетают "в копеечку". Беннет покинул свой пост. Ему на смену пришел Джон Пирпонт Морган старший. Вот кто знал, как вести бизнес и проводить гонки с гарантированным результатом. Один из богатейших людей США, имея в помощниках железнодорожного магната Вандербильда и земельного спекулянта Асторса, выработал "правильные" правила "Кубка Америки".
           С претендентами не церемонились. Проще было не участвовать в таких соревнованиях, чем выполнить все требования бизнесменов от спорта. Поэтому на следующие шесть лет в соревнованиях наступила пауза. Англичане сознательно игнорировали американцев. Штрейкбрехером оказался ирландский лорд Данревен. В пику Лондону он решил принять участие в "Кубке Америки". Его отношения с англичанами были натянутыми, поскольку лорд Данревен был известен своими националистическими настроениями. Но пользуясь моментом, ирландец выторговал для себя некоторые послабления в правилах, позволявшие уравнять шансы на победу. И она была близка. В 1893 году американцы могли потерять "Кубок Америки". Помог внезапно налетевший шквал. Ирландская "Валькирия II", которая была швертботом, упустила победу и пропустила вперед "Виджелент". С тех пор швертботы на старт "Кубка Америки" больше не выходили.
                Мятежный ирландский лорд не оставил мысль о Кубке. Построенная им "Валькирия III" была килевой яхтой, рассчитанной на слабые ветра. Она пересекла океан за 22 дня, чем нагнала страху на американцев. Опасаясь потерять Кубок, синдикат мультимиллионеров в составе Моргана, Вандербильда и Айзелина раскошелился на строительство 123-футовой яхты "Защитник" (Defender). Это была первая в истории "Кубка Америки" яхта с металлическим корпусом (бронза ниже ватерлинии и алюминий выше). Выглядела она довольно уродливо, а обошлась весьма дорого. Команду (64 человека) подобрали исключительно из коренных американцев, уроженцев острова Дир в штате Мэн, который славился мореходами. Ранее привлекавшимся шведам и норвежцам столь серьезное дело уже не доверили.
               Регата состоялась в 1895 году. Первую гонку выиграл "Защитник", опередив соперника на несколько минут. Однако, не без жульничества. Лорд Данревен заявил протест, поскольку перед стартом на "Защитник" был погружен дополнительный балласт. Это увеличило длину ватерлинии на 3-4 фута, что добавило скорости, но при этом были нарушены заявленные размеры. После финиша, под покровом ночи, балласт убрали. Контрольный обмер подтвердил "честность" американцев. Похоже, ирландский лорд недооценил изобретательность дельцов Нового Света. Выйдя на старт второй гонки, он попал в такое кольцо пароходов и яхт, что надо было думать не о соревновании, а об элементарной безопасности мореплавания. На борту "Валькирии III" кроме него самого и его дочерей были многие респектабельные гости. К тому моменту Данревен был принят американцами в почетные члены "Нью-Йоркского яхт-клуба". Не желая зря терять время в борьбе с жуликами и рисковать жизнью детей (перед этим при подобных обстоятельствах погибла "Валькирия II"), Данревен ушел со старта и отказался от дальнейшего участия в соревнованиях.

Как тут не вспомнить старый одесский анекдот:

-    Яша, Вы больше не играете с Мишей в карты?
-    Скажите, а Вы будете играть с человеком, который все время жульничает, лезет в драку, когда проигрывает и не платит карточный долг?
-    Что Вы такое говорите, конечно, нет!
-    Ну вот, и он тоже не хочет!

      Данревен из Лондона отправил письмо с отказом от почетного членства в "Нью-Йоркском яхт-клубе". Но "отцы демократии" и тут его обставили. Узнав о таком письме, члены "Нью- Йоркского яхт-клуба" собрались на экстренное заседание, и лишили члена палаты лордов Великобритании звания почетного члена яхт-клуба, поскольку: "за любезность и доверие он отплатил недоверием, подозрительностью, необоснованными обвинениями в обмане и отказом восстановить справедливость".
             Английские яхтсмены были шокированы случившимся. Яхт-клубы Англии заключили молчаливое соглашение не вступать впредь ни в какие контакты с "Нью-Йоркским яхт-клубом". Английская пресса писала: "Речь идет не о ловкачестве, не о том, какова в американском клубе пропорция между джентльменами и прохвостами. Вопрос в том, стоит ли вообще игра свеч, если партнеру нужно быть готовым к тому, чтобы копаться подобно крючкотворам, в мелочах, препираться, словно базарная торговка, или же терпеть, чтобы люди, постоянно опасающиеся разоблачения, похлопывали его по плечу и приговаривали, что он хороший парень. Англичанин готов перенести все это в случае необходимости, однако требовать от нас, чтобы мы добровольно видели в этом еще и спорт, было бы слишком".
                 Через 26 лет англичане обвинили в случившемся и самого Данревена. Для этого ему достаточно было в 1921 году объявить себя "гражданином Свободного Государства Ирландия" и стать его сенатором. Кроме того, они оказались в долгу перед США за помощь в годы первой мировой войны.
Теперь вы понимаете, почему эта глава называется: "Причем тут парусный спорт?".
       Традиционный английский напиток чай создал не только "чайные клипера".       
       Этот чудодейственный напиток спас "Кубок Америки" от казалось бы неминуемого и бесславного конца. Вам знакома фамилия Липтон? Томас Липтон был ирландцем. Но прежде всего он был ловким дельцом. Настолько ловким, что подобно царю Мидасу обращал в золото все, к чему прикасался.
                  Его биография поражает. В возрасте 15 лет он удирает, имея восемь долларов в кармане, из крошечной лавки колониальных товаров своих родителей в Глазго и пытается освоиться в Новом Свете. Через океан он перебирается на судне "зайцем" и первые два года батрачит на табачных плантациях. Затем он переезжает в Нью-Йорк, где устраивается уборщиком в универмаг. Там он познает магическое действие рекламы (тогда она только набирала обороты в США) и на всю жизнь запоминает девиз заокеанских бизнесменов: "In God we trust, all others pay cash", что следует понимать как: "Богу мы верим, а все остальные платите наличными". Первая часть этого девиза после войны Севера и Юга печатается или чеканится на всех денежных знаках США. Впрочем, вторая тоже не забыта.
             Вернувшись в родной Глазго, 20-летний Липтон вкладывает заработанные в Америке 100 фунтов в собственный бакалейный магазин и начинает внедрять передовой заокеанский опыт продвижения товаров на рынок. Через десять лет он становится владельцем сети продовольственных магазинов по всей Шотландии. А дальше события развиваются как в Рождественской сказке - Липтон становится дворянином, получая рыцарское звание от королевы Виктории за крупное пожертвование на благотворительные цели, а заодно и личным другом принца Уэльского!
              В 1896 году правление "Нью-Йоркского яхт-клуба" поняло, что больше им водить за нос некого. Большинство членов клуба составляли директора фирм, посредники, банкиры, адвокаты, казначеи и высокопоставленные чиновники. Яхты у них были паровые, с роскошными каютами, барами и собственными казино на борту. Проще всего было бы отказаться от идеи проведения "Кубка Америки", но вот этого как раз им делать не хотелось. "Кубок Америки" придавал неповторимый имидж их клубу. Тогда появилась идея вполне в американском духе - дать денег какому-нибудь сговорчивому англичанину на постройку яхты и другие расходы по участию в гонках, и дело с концом. Оставалось найти такого англичанина. Для этого откомандировали представителя в Англию.
              Томас Липтон сам нашел этого представителя "Нью-Йоркского яхт-клуба". И предложил свою помощь в решении их проблем. Американец быстро смекнул, что мистер Липтон не совсем тот, кого он ищет, но было поздно. Сэр Томас уже прикоснулся к "Кубку Америки" и серебро, из которого он был сделан, начинало становиться золотом. Липтон был человеком, которому было выгодно проигрывать американцам. Настолько выгодно, что он это делал в течение тридцати последующих лет. С 1899 по 1929 год на "Кубке Америки" стартовали только яхты Томаса Липтона. И каждый раз успешно проигрывали.
             Но зато, кто в США не знал Липтона и его "Липтонс Лимитед"? Настоящий друг Америки и американцев! Простым людям он подавал свою мозолистую руку батрака, но им льстило, что этой же рукой он запросто здоровается с принцем Уэльским и Джоном Пирпонтом Морганом. Парни из "Нью-Йоркского яхт-клуба" понимали, что он пока единственный англичанин, готовый иметь с ними дело. Липтону как-то удалось уговорить "Королевский яхт-клуб Ольстера" принять его в свои члены и не исключить из своих рядов, после того, как он нарушил бойкот против американцев. Не смотря на все свои заслуги, богатство и дружбу с принцем Уэльским, Томасу Липтону понадобилось 32 года, чтобы быть принятым в члены "Королевской яхтенной эскадры" в возрасте 70 лет - за год до смерти в 1931 году.
              Сэр Томас Липтон демонстрировал чудеса дипломатии. Чтобы угодить ирландцам он называет свои яхты "Шэмрок", что означает "Трилистник" (белый клевер - символ Ирландии). Не забыты шотландцы - паруса "Шэмрока" выкрашены в желтый цвет, национальный цвет Шотландии (и фирменный цвет "Липтонс Лимитед"). А в Америке его уже признают, как "самого демократичного английского яхтсмена, который когда-либо боролся за Кубок Америки и не терялся после проигрыша". С тех пор в США все пьют чай "Липтон". Кстати, общеизвестные пакетики для его чая изобрели американцы. 
             Надо отдать должное сэру Липтону, он заставил правление "Нью-Йоркского яхт-клуба" навести элементарный порядок в проведении соревнований. Во-первых, он придумал правила обмера яхт перед соревнованиями независимыми мерителями. При этом на корпуса яхт наносились специальные марки, позволявшие следить за выполнением правил. С тех пор это практикуется на всех регатах. Во-вторых, он заставил американцев расчистить дистанцию гонок от посторонних судов. Этим занялись таможенные катера и миноносцы флота США. Журналистов возили на специально выделенных буксирах. Капитанам яхт болельщиков были выданы карты с указанием запретных зон и подробные инструкции. Короче говоря, организация была безупречной, как на складе магазина "Липтонс Лимитед".
              Гонки на Кубок Америки с участием яхт под названием "Шэмрок" прошли в 1899, 1901, 1903, 1920 и 1929 годах. Их результат вам известен - "Липтонс Лимитед" захватила американский рынок чая. Дело было сделано, и теперь надо было снижать расходы на рекламу. Так на арене "Кубка Америки" появились монотипы класса "J". Эти яхты были меньше своих предшественниц, поскольку их длина по ватерлинии была ограничена 25 метрами. На них соревноваться, а тем более проигрывать было значительно дешевле. Когда после последнего поражения Липтона спросили, с чем можно сравнить испытываемые им ощущения в ходе регаты, он ответил: "Это все равно, что стоять под холодным душем и разрывать банкноты одна за другой".
              В 1931 году Томас Липтон умер, но жизнь "Кубка Америки" благодаря ему продолжалась. Молодое поколение не помнило тяжбы своих отцов, и готово было реализовывать свои амбиции. Эстафету поединков подхватил член "Королевской яхтенной эскадры", авиапромышленник, мультимиллионер Т.О.М. Сопвит. Он был настоящим джентльменом и заядлым яхтсменом. Свою яхту "Индиэйвор" он построил, используя последние достижения того времени в аэронавтике. И управлял своей яхтой, название которой переводится как "Старание", он лично. Правда, экипаж для "Кубка Америки" был им нанят профессиональный. Капитан Сопвит не собирался проигрывать. Он жаждал победы, не понимая до конца, с кем имеет дело. Американцы вновь пустились на хитрости. Правила "J" класса предусматривали наличие жилых помещений на яхтах. Но они построили яхту "Рейнбоу" внутри по устройству напоминающую туристическую палатку. Чем не жилье? Яхта Сопвита, несмотря на авиационные технологии, имела нормальные каюты и другие жизненные удобства и оказалась намного тяжелей конкурента. И все же, в руках англичан еще оставалось секретное оружие. Это были сферические спинакера, разработанные в авиационных лабораториях. Кстати, они очень похожи на парашюты.
           Сопвита подвели его профессионалы. Перед выходом яхты в океан для перехода в США "спортсмены" забастовали, требуя повышения зарплаты. Возмущенный капитан собрал на скорую руку экипаж из своих друзей. Поэтому на старт 15 сентября 1933 года на "Индиэйворе" впервые вышел полностью любительский экипаж. На "Рейнбоу" любитель был один - капитан Вандербильд младший. Силы соперников оказались приблизительно равными. Однако результат одной гонки был спорным, поскольку Вандербильд не уступил дорогу у знака. Сопвит, избегая неминуемого столкновения, вынужден был повернуть, после чего поднял флаг протеста. В чью пользу решают споры в "Нью-Йоркском яхт-клубе", вы уже знаете. Джентльмен Сопвит не стал сутяжничать, а уехал готовить реванш. Однако и американцы подошли на этот раз к делу всерьез, подключили науку и построили самую быстроходную в истории "J" класса яхту "Рейнджер". Она и победила с разгромным счетом 4:0 в августе 1937 года.



           А потом из-за войны было не до гонок. О "Кубке Америки" вспомнят только через 21 год, но это будет уже совсем другая эпоха. И другие правила, поскольку прежние устарели. И яхты уже будут другими. Кроме того, яхтам разрешили прибывать на соревнования любым способом, то есть отпала необходимость пересекать Атлантический океан своим ходом. Предусматривалась серия из семи гонок и победа присуждалась победителю в четырех из них.
       Только в июне 1957 года от "Королевской яхтенной эскадры" в "Нью-Йоркский яхт-клуб" поступила заявка на поединок. Первые послевоенные гонки были проведены в сентябре 1958 года. Американцы построили для гонки сразу три яхты, провели между ними отборочные соревнования и выставили защищать "Кубок Америки" яхту "Колумбия". Она и победила английскую яхту "Спектр". Напомним, что это уже были яхты класса "R". Они совсем не были похожи на своих предшественниц. Гонки прошли организованно, без происшествий. Зрители впервые в истории "Кубка Америки"  получили возможность наблюдать за регатой с воздуха.
          Оживление в ход дальнейших событий внесли австралийцы. До 1962 года их как бы не существовало. На их континенте парусный спорт процветал, но все варилось "в собственном соку". К своему дебюту австралийцы готовились три года. В результате национальных отборочных соревнований на старт прибыла яхта "Гретель". Так звали жену спонсора команды, медиамагната Фрэнка Пэккера. Добродушные австралийцы показали себя серьезными соперниками. Яхты финишировали с разрывом в секунды. В этот раз победили яхтсмены США. Но поняв, что в таком темпе им долго не протянуть, они ввели новое правило о том, что "Нью-Йоркский яхт-клуб" впредь принимает заявку на "Кубок Америки'' не чаще одного раза в три года. Кроме того, яхта-претендент должна быть построена целиком на основе отечественного яхтостроения. Именно это обстоятельство дало мощный толчок яхтостроительной индустрии в Австралии.



               Кубок Америки начал привлекать внимание яхтсменов из многих стран. К 1970 году поступила заявка из Греции. Управлять греческой яхтой собирался лично король Константин, но греки устроили переворот, и монарх лишился такой возможности вместе с троном. Во Франции построили яхту "Франс", и патронировал этому сам президент де Голь. Поскольку и Франция, и Австралия желали бороться за "Кубок Америки", вначале провели отборочные соревнования между их яхтами. Французов победить австралийцы смогли, но в борьбе с американскими судьями проиграли. Очередные происки судей из "Нью-Йоркского яхт-клуба" Фрэнк Пэккер (он продолжал спонсировать и руководил австралийской командой) прокомментировал так: "Спор с Нью-Йоркским яхт-клубом подобен сцене, когда муж жалуется на жену теще".
               Однако этот скандальный инцидент положил конец монополии США в судействе "Кубка Америки", продержавшейся ровно 100 лет. Начиная с 1974 года, соревнования судит международное жюри. Очередной раз вводятся новые правила постройки яхт для "Кубка Америки" и теперь это яхты международного класса "RL2". Нововведения внесли оживление среди претендентов и заявки на участие прислали не только Англия и Австралия, но и Франция, а также впервые Швеция. В Швеции постройкой яхты с названием страны занимался лично Король. Но в проведенных отборочных соревнованиях всех победила яхта "Гретель II" из Австралии, а ее (с большим трудом) яхта-защитник Кубка "Коураджес" под управлением знаменитого Тэда Тернера. В 1977 году "Коураджес" повторно доказывает свое превосходство, но уже над яхтой "Австралия".
 

 
              В начале 1980-х была предпринята попытка прекратить дорогостоящую борьбу амбиций и навечно оставить "Кубок Америки" в Нью-Йорке, где он прожил 132 года. Но так не случилось. Победила идея проведения отборочных соревнований среди всех претендентов на "Кубок Америки'' с тем, чтобы выявить сильнейшего. Спонсировать эту затею вызвался дом модной одежды Луиса Виттона (где заказывали свои костюмы Рокфеллеры и Вандербильды). Впервые Кубок Луиса Виттона (Louis Vuitton Cup) был разыгран в 1983 году. В результате, право оспаривать "Кубок Америки" получили австралийцы. Идея проведения отборочных соревнований среди претендентов оказалась необычайно эффективной. И в этом же году, впервые в истории борьбы морских держав за пальму первенства в яхтинге, "Кубок Америки" покинул стены "Нью-Йоркского яхт-клуба" и отправился в Австралию. Правда, Денис Коннер, проигравший австралийцам, сумел отвоевать приз обратно и вернуть его в Зал Трофеев в 1987 году.
            Но оборона американцев была взломана. В 1995 году черная яхта из Новой Зеландии с названием, напоминающим автомобильный номер - "NZL32" отбирает приз у "Нью-Йоркского яхт-клуба" с "сухим" счетом 5:0. Капитаном этой яхты был Рассел Каутс. Запомним это имя и этот результат.

            На проведение "Кубка Америки" тратятся целые состояния. Например, в 2000 году за право сразиться с новозеландцами боролось 11 синдикатов. Самый скромный бюджет был у французов - "всего" 10 миллионов долларов. Самый большой объявленный бюджет был у команды Италии - 50 миллионов долларов. Кстати, они и вышли в финал. От США было сразу пять команд. Самым крупным бюджетом среди американских команд располагал синдикат "Нью-Йоркского яхт-клуба" (40 миллионов долларов), а все американские синдикаты вместе потратили на этот раз 128 миллионов долларов, без каких либо успехов. В отборочных соревнованиях также принимали участие команды Австралии, Испании, Швейцарии и Японии. Впервые подали заявку на участие россияне. Синдикат Владимира Кульбиды из "Санкт-Петербургского яхт-клуба'' (Синдикат "Age of Russia") был включен в число участников кубка Луиса Виттона. Но увы, ни яхты, ни экипажа в назначенное время в Окленде не оказалось.


Категория: Публикация книги "ВВЕДЕНИЕ В ЯХТИНГ" | Добавил: capman (24.01.2012)
Просмотров: 974 | Теги: Челябинск, введение в яхтинг, КэтБот, Кубок Америки, парусный спорт, киричук, парусная яхта, новая яхта | Рейтинг: 5.0/3
Меню сайта


Ходовые испытания 2014г.:

 Тримаран "GRAMPUS", 


КэтБот "V-cat 550",
Форма входа
Категории раздела
Публикация книги "ВВЕДЕНИЕ В ЯХТИНГ" [7]
Поиск




   В Москве пройдет тест - драйв парусно-педальных тримаранов "Hobie Tandem Island". Бесплатно. Запись осуществляется по ссылке.

Hobie kayak



: capcatboat
: 445 248 656

 
~volume~and~ play!!!
На 100% позитивный муз. сборник 50' 60' годов ХХ и начала XXI века!!!
~оставайтесь~на~нашей~волне~

Календарь
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2021